«К полету готов?» – «Поехали!»

О выставке в ММСИ

Лидия Колышницына
(фото автора)


        8 апреля в Московском Музее современного искусства состоялось торжественное открытие выставки под любопытным названием «К полету готов? Трансформация образов космонавта и космоса в работах художников XXI века», приуроченное к Дню космонавтики.



        Как рассказали кураторы выставки, эта крылатая фраза принадлежит легендарному Марку Галлаю. Будучи инструктором космонавтов первой «шестерки», он задавал им этот вопрос перед каждым тренировочным полетом. А в этом году исполняется 100 лет со дня рождения этого знаменитого летчика-испытателя. И этот факт также, видимо, дал повод собрать работы около 40 современных российских художников, которые заново осмысливают тему космоса в самых разнообразных современнейших стилях.

        Выставку открывают работы Владимира Трямкина, Юрия Аввакумова, Леонида Тишкова. В своих размышлениях на космические темы они так или иначе дискутируют с художественно-философскими и научными идеями русского авангарда начала 20-го века.

        Леонид Тишков обыгрывает призыв Казимира Малевича о замене харчевого значения вещей на идеальное. Свои супрематические межпланетные корабли он изготовил, следуя идее Велимира Хлебникова, из макарон. Эти объекты парят над зрителями и своей хрупкостью напоминают об утопических идеях эпохи модернизма.



        Юрий Аввакумов спроектировал амфитеатр на 400 человек для прослушивания космической музыки. Главным элементом архитектурного объекта является обращенная в небо слуховая труба, созданная по аналогии со слуховым аппаратом Константина Циолковского, выдающегося ученого и изобретателя, пропагандиста освоения космического пространства, который, как известно, страдал глухотой. Так имя основоположника современной космонавтики прозвучало опять, на этот раз в архитектурно-медицинском контексте.



        «Казимир Малевич объявил себя Председателем Космоса, а мы должны идти дальше» – это призыв Владимира Трямкина к освоению галактических систем. Развивая идеи основателя супрематизма, он называет свою работу «космической матрицей идей абсолюта».



        Целая группа художников переосмыслила концепцию космоса через христианские образы.

        Анатолий Ганкевич создал «икону» с изображением Юрия Гагарина в космическом шлеме, напоминающем нимб, и с приподнятой рукой в очевидном христианском жесте. Работа выполнена в мозаичной технике, типичной для соцреализма. Еще один ключ к расшифровке смысла дается в названии: «С богом».



        Илья Исупов одевает всех героев сюжета Рождества Христова в скафандры удивительной формы, в которых они, кажется, и родились, и дает тем самым повод для новых интерпретаций как героев, так и самого события.



        Константин Худяков достигает нового уровня сакральности сюжета Тайной Вечери, поместив стол с белой скатертью, за которым никто не сидит, в пространство темного космоса. Лежащие на столе куски хлеба освещаются светом одинокой далекой планеты.



        Об относительности понятия «Космос» размышляет в своей работе «Инфанта» Максим Башев. По его мнению, у каждого из нас свой космос внутри, путешествие внутрь которого и есть самое великое космическое путешествие.



        Автор подзорной трубы, созданной из кастрюль, ведер и прочих бытовых емкостей, не только имитировал саму трубу, но и изобразил картинку, которую можно увидеть, заглянув в нее. Любознательный зритель может попытаться это проверить. А зачем еще нужна подзорная труба, если не для использования по прямому назначению?


        


        Развитие восприятия и толкования человечеством космического неба, от плоского ковра с яркими пятнами до многомерного пространства, исследует Кирилл Александров в работе «Инцизия сферы». Так, шар абсолютно правильной формы вдруг предстает перед зрителем рассеченным на множество частей по принципам теории струн (по крайней мере, так указано на табличке с комментариями – непонятно, но интересно). Так и искусство, по мнению автора, переживает эволюцию от плоских изображений древности до сложных современных арт-объектов.


        


        Вячеслав Колейчук продемонстрировал кинетический объект «Гармония сфер». Используя оптический прием, автор вовлекает зрителя в свой космос беспредметной графичности и красоты.



        Звездное небо является объединяющим началом в концепции Марины Звягинцевой. Спальные районы мегаполиса, представленные в работе триптихом из металлических кроватей, являются периферийными галактиками. Но, хоть и лишенные культурной упорядоченности, они сохраняют свое звездное небо, изображения которого отпечатаны на сетках кроватей.



        Без видеоинсталляций авторы выставки тоже не обошлись.

        Одна из таких работ, "Space Food", представлена Ильей Чичканом. В ней он запускает в космос с помощью самодельной установки знаковые предметы культуры потребления на фоне африканской природы. Среди «астронавтов» – соус Heinz, ну, и, конечно же, культовый суп Campbell.

        Современный формат выставки предполагает свободное обращение с выставочным пространством. Так, один из экспонатов был помещен в туалет. Это вполне сочетается и с методом, который используется в работе, – подъездным вандализмом.

        Сергей Катрин с помощью горящих спичек, подбрасываемых к потолку, создает альтернативную модель Вселенной, где сгорают юношеские порывы, но остается надежда, олицетворяемая звездным небом.



        Ну, и нельзя не отметить тот факт, что работы выполнены из разнообразнейших материалов, в самых разных техниках, с использованием разных форм и новейших технологий, что делает выставку, по меньшей мере, нескучной.

        Вопрос, вынесенный авторами выставки в ее название, довольно провокационный и многогранный.

        Продолжает ли космос манить и вдохновлять, оставаясь вечным объектом художественного и философского исследований?

        Или космическая эпоха окончена, и вместе с этим интерес к космосу потерян?

        А, может, начинается новый период переосмысления космической эры, ее символов и культурных знаков?

        Этот ряд вопросов может продолжаться до бесконечности ... космической бесконечности.

        Но сегодня замечательно уже то, что на прозвучавший на этот раз не от Марка Галлая, а от организаторов этой интереснейшей, в первую очередь, наверное, для молодежи, выставки вопрос: «К полету готов?» художники своими оригинальными и неоднозначными работами ответили: «Поехали!».