Малевич и Немчиновка: вчера, сегодня и завтра

А.Матвеев

        21 мая 1935 года урна с прахом всемирно известного художника Казимира Малевича была захоронена под большим старым дубом вблизи дачного поселка Немчиновка. Место это было выбрано не случайно. Сам художник перед смертью просил близких об этом. Немчиновку Казимир Северинович очень любил, жил в ней несколько лет с Софьей Малевич-Рафалович, второй своей женой, на улице Бородинской в мезонине дома №18, сохранившегося и поныне, хотя и в перестроенном виде. На доме висит мемориальная доска, еле видная из-за современного металлического забора, и, если перестройка будет продолжена или вместо дома, что еще хуже, появится современный коттедж, исчезнут те немногие материальные свидетельства о том, что здесь когда-то жил и творил величайший художник 20 века, проложивший магистральный путь в живописи и архитектуре будущего.

        Поселок Немчиновка в начале века 20-го – новодел, не обремененный столетиями накапливаемой ненавистью холопов к своим господам, как, например, в близрасположенном селе Ромашково. И поэтому в нем любила селиться творческая интеллигенция. В разное время здесь жили и работали архитектор Ф.О.Шехтель, писательница М.С.Шагинян, кинорежиссер С.Эйзенштейн, художник А.А.Пластов и многие другие яркие личности.

        До войны в Немчиновке находились летние резиденции посольств США, Германии и Японии.

        В Немчиновке Малевич с женой Софьей Фердинандовной пережил самое трудное время – зиму 1917 г., следующие голодные 1918-1919 г.г. Сюда он приезжал при всяком удобном случае. Летом 1919 г. здесь была закончена рукопись программной книги «О новых системах в искусстве».

        Следующие два года Малевич работает в Витебске, а затем переезжает в Ленинград, где работает в Русском музее.

        В конце 1920-х годов немчиновские виды дали импульс обращению художника к работе на натуре в период, когда перед ним встала задача возвращения к фигуративной живописи. В ряде картин и этюдов этого времени можно встретить знакомые пейзажные мотивы, навеянные местами его прогулок: широко раскинувшееся пространство и далекие холмы с церковью на горизонте, тропинку в поле ржи, могучие дубы.

        Малевич вспоминал: «Тут было многое передумано, тут не только мое прошлое воскресло, воскрес и Шишкин, и вся жизнь, которая окружала его после меня. Почему я в этот сегодняшний день особенно чутко воспринимал его и всю в нем природу, как будто я уже больше не увижу ее. Тут я себя во многом упрекнул в том, что я уже прожил в Немчиновке 16 лет и не описал ее ни в слове, ни в живописи, каждый год я любовался осиновой рощею, которая при солнце, голубом небе была замечательного голубого и зеленого цвета, гамма живописная была такой особенной и отменной, что ни у одного пейзажиста ее отыскать не было можно, однако я не написал.

        Малевич обычно оставлял картины, написанные в Немчиновке, в доме на Бородинской, 18 или у родных в Москве. И вот, по свидетельству Галины Ефимовны Жарковой, племянницы второй жены Малевича, Софьи Рафалович, на шкафу в их доме долго лежали скрученные в трубку несколько картин, и среди них были с изображениями странных существ, похожих на больших лягушек. Картины позднее забрал его брат Мечислав, и дальше их след теряется. Скорее всего, из-за неправильного хранения красочный слой осыпался. С кем встречался Малевич в своих снах и грезах в Немчиновке, какие шлюзы открывались для него в потоке знаний?

        Немногим на Земле дозволено прикоснуться к неведомому, и лишь единицам дано донести полученные знания до остальных людей. Эти избранные и становятся пророками. Малевич, порой с ошибками и коряво, делал это на бумаге и гениально на холстах и ватмане. И сегодня ясно, что Казимир Малевич, теоретик искусства, художник, архитектор, поэт, стал таким пророком в мировой культуре. Он практически нигде не учился, все постигая самостоятельно, в том числе высшую математику, и рассчитывал композиции своих супрематических картин с ее помощью. Проектировал дома-спутники Земли, впервые введя это понятие в обиход космической науки, занимался вопросами наследственности и многим другим. Он был из тех людей, кто обеими ногами крепко стоял на земле, вникая во все жизненные ситуации и бытовые мелочи, но головой касался звезд.

        Основная его заслуга в том, что он ввел беспредметность в живопись, утвердив новое направление – супрематизм. Беспредметны деньги в экономике, цифра и бесконечность в науке и, наконец, в христианской вере – Дух Святой.

        «Дух Святой – не будет ли третье состояние человека, перевоплотившегося в нематериальное будущее, где, как в царстве небесном, не нужно будет ничего из мира сего», – пишет Малевич в стихотворении «Я – начало всего» в 1913 г.

        Дети на начальном этапе обучения не могут оперировать цифрами. Если три, то яблока. Затем они осознают, как это делать, отвлекаясь от предметности, а современные ребятишки, в отличие от большинства пожилых людей, спокойно воспринимают такие понятия как виртуальные миры и бесконечность.

        И в живописи, особенно с появлением картины «Черный квадрат» в 1915 году, Малевичем было заявлено что-то, что до сих пор вызывает как полное неприятие, так и удивление и восторг миллионов людей, включая и знатоков живописи.

        Написав «Черный квадрат», он несколько дней не мог толком ни спать, ни есть. Объявляет его вершиной живописного искусства и на несколько лет оставляет в покое свои кисти. Занимается в это время написанием теоретических работ, обучением учеников и вопросами архитектуры, в которой он также сделал много значительного. Его работы считаются одними из основополагающих для современной архитектуры.

        Но желание писать и жизненные обстоятельства заставляют его вновь взять в руки кисти.

        К ученикам Малевич предъявлял жесткие требования. Считал, что художники, остановившиеся на некотором этапе своего развития, могут достигнуть большого мастерства в своей области, но не выполнят ту сверхзадачу, которая должна стоять перед каждым художником и которую ставил он перед своими многочисленными учениками. Художник должен освоить все виды живописного, но и внести что-то от себя, как он говорил, «прибавочный элемент». Только такой художник оставит след в живописном искусстве. Проповедуя такой подход к определению природы художественного, Малевич нажил себе немало врагов.

        В 1929 году Малевичу разрешают с выставкой своих картин поехать в Польшу, а затем – в Германию. Предполагалась поездка в Америку. Он наслаждается успехом, но в Берлине получает телеграмму, в которой требуют, чтобы он вернулся в Россию. Беспокоясь за семью, он оставляет все свои работы в Германии, пишет завещание и возвращается в Россию, понимая, что ничего хорошего его не ждет.

        Маховик репрессий уже начинал раскручиваться, а он уже отсидел полгода в тюрьме, но влиятельные друзья в тот раз его выручили.

        Сейчас его лишают возможности зарабатывать на жизнь живописью. В поисках хоть какой работы он приезжает в Москву, останавливается в Немчиновке и пешком ходит на уже больных ногах, т.к. денег на трамвай не было, из Немчиновки в Москву, а еду его составляли порой найденные в соседнем лесу грибы. Чтобы как-то прокормить семью, он покупает нитки, отвозит их в Питер, где он жил с семьей после Витебска, там жена с дочкой плетут авоськи, и он их продает. Но болезнь, рак простаты, уже дает о себе знать, и тут все понимающие перекупщики и собиратели коллекций начинают покупать его картины за приличные деньги.

        Умирал Малевич в Ленинграде. В последние свои дни он выглядел как старец, на изможденном лице с большой бородой светились огромные глаза, но дух его не был укрощен, и он просил похоронить его в гробу в виде креста с раскинутыми руками. Ученики и друзья сделали ему гроб, в торце в виде латинского креста, и лежал он в нем в яркой одежде и цветных ботинках. За гробом шло большое количество людей. Один из его поклонников, большой железнодорожный начальник предоставил отдельный вагон, и его тело перевозят в Москву, где кремируют в Донском крематории. 21 мая в Немчиновке в присутствии родных и близких друзей урну с прахом опускают в неглубокую оцементированную яму, заливают несколькими ведрами раствора и засыпают землей. На поверхности устанавливают деревянный куб, сделанный его учеником Суетиным, на одной из сторон которого изображен черный квадрат, а на дубе прибивают доску со словами: «Здесь погребен прах великого художника К.С.Малевича (1878-1935)».

        Далее события, как уже нам удалось выяснить с помощью опроса оставшихся в живых свидетелей, развивались следующим печальным образом. Галина Ефимовна Жаркова рассказывала нам, что они обычно на Троицу ходили к дубу, но, судя по всему, уже с 1937 года близкие боялись даже упоминать о своем знаменитом родственнике, и могила осталась без присмотра.

        Летом 1941 года ребятишки из Ромашково, села, расположенного неподалеку, пасли коз у могилы и из нездорового любопытства разрыли ее, достали и разбили урну. Внутри урны находилась жестяная банка с прахом, и ее вскрыли. Не найдя ничего ценного, прах высыпали в землю. Яму с остатками урны и банкой зарыли, но с тех пор, по их словам, носили на могилу цветы. В начале 60-х годов колхозники, расширяя поля, выкорчевали остатки дуба и сровняли образовавшуюся яму, но на этом поле росли, в основном, ромашки, и еще на сорок лет место захоронения было утеряно.

        В 1975 году в журнале «Наука и жизнь» была опубликована статья «Ввиду заслуг перед искусством», написанная Константином Симоновым, где впервые широкой публике было сообщено, что в России жил и творил великий художник – Казимир Малевич. А затем в 1988 году с помощью академика Дмитрия Сергеевича Лихачева группой энтузиастов во главе с учеником Малевича К.Рождественским был установлен на опушке леса Памятный знак по проекту В.Андреенкова в виде бетонного куба белого цвета с красным квадратом на стороне, глядящей на Никольский храм в с. Ромашково.

        Памятный знак вынужденно поставили примерно в двух километрах от места реального захоронения, т.к. окрестные поля в то время распахивались и засевались.

        Сегодня этот Памятный знак оказался в зоне застройки поселка, которому жители самостоятельно дали название «поселок Малевича», и доступ к нему практически невозможен. Но два раза в год мы обычно после долгих разговоров с охраной поселка посещаем Памятный знак. В день рождения Малевича, 23 февраля, говорим хорошие слова, оставляем на нем цветы и едем открывать выставку, традиционно проводимую в этот день в Немчиновском доме культуры, день заканчивается добрым застольем. Второй день – день памяти Казимира Севериновича. Утром мы собираемся в Никольском храме в Ромашково, где на погосте у символической могилы Малевича по нашей просьбе один из священников храма проводит поминальную службу по Малевичу, его второй жене Софье и ближайшим родственникам, лежащим в общей ограде.

        Начало этой традиции было положено в 1992 г., когда в гости к настоятелю храма о. Алексею Бабурину приехал епископ Православной церкви в Америке Василий (Родзянко). Узнав о символической могиле Малевича, он попросил о. Алексея отслужить с ним литию по художнику, что и было сделано. В память об этом событии мы с 2002 г. проводим такую службу, и она всегда производит неизгладимое впечатление на присутствующих. Затем переезжаем к Памятному знаку , где проводим гражданскую панихиду и поминаем по русскому обычаю великого художника и его учеников поминальным обедом.

        Если позволяет погода, встречаемся у знака в конце августа, подводим итоги проведенной работы и намечаем планы на будущее. Мы – это члены НП «НиМ», художники, архитекторы, искусствоведы, родственники Малевича, а также российские и иностранные почитатели его творчества.

        За последние годы мы провели, кроме традиционных выставок в доме культуры в Немчиновке, еще большое количество выставок, научную конференцию о работе Малевича в космической области и создали популярный сайт «Немчиновка и Малевич» (www.nemchinovka-malevich.ru), на котором Вы сейчас находитесь. Так мы поддерживаем по мере сил и возможностей культурную жизнь в Немчиновке. Но нашей главной задачей был розыск утерянного места захоронения Малевича в окрестностях Немчиновки.

        И через 20 лет после установки Памятного знака это место нами было найдено. Для этого мы разыскали карты 1939 и 1943 годов, на них, опираясь на оставшиеся в натуре триангуляционный знак и часть старой школы, оставшиеся в живых козопасы и Г.Е.Жаркова указали примерное место захоронения. По одному мы вывозили их на местность, и все уверенно показали примерно одно и то же место.

        На дубе располагался пост оповещения о налетах на Москву немецкой авиации, и была найдена в Музее ПВО карта-схема 1941 г. с обозначением этого пункта. Совсем недавно была найдена подробная карта топографической съемки, проведенной в 1956 году, где нанесены все объекты, о которых рассказывали свидетели.

        И, наконец, с помощью георадара «Лоза» была найдена неоднородность в земле, которая осталась после того, как было выкорчевано большое дерево.

        Все эти добросовестно добытые факты говорят о том, что место захоронения найдено. И теперь перед нами стоит задача обустроить его так, как просил и одобрил бы сам Малевич: мы хотим вокруг места захоронения посадить дубовую рощу в виде круга диаметром 100 метров, на месте самого захоронения разбить клумбу в виде картины «Черный квадрат» размером 33х33 м: белое из мраморной крошки и черное из черной крошки, на которой высадить несколько кустов любимых цветов Малевича – флоксов. Рядом с дубовой рощей поставить вертикальный архитектон, макет которого создал сам художник и просил установить его на месте своего захоронения. Он обращался ко всем художникам мира: «Когда умру, все художники всего мира, и тот, кто меня знает, должны похоронить меня в Барвихе. <…> Да поставить на могиле башню по форме той колонки, что в Третьяковке, <…> с вышкой, в которой будет поставлен телескоп Юпитер смотреть». Казимир Северинович имел в виду выполненную им в виде модели колонку, которая известна как вертикальный архитектон Малевича. Полностью модель не сохранилась и была реконструирована архитектором Ю.Аввакумовым.

        Похоронить Малевича в Барвихе не удалось (понравившееся Малевичу место пришлось на санитарную зону Рублевского водозабора), и, как мы писали выше, его похоронили в Немчиновке под могучим дубом.

        Мы надеемся, что наследники Малевича и власти не останутся в стороне, и мы выполним последнюю волю великого художника: поставить на его могиле архитектон.

        В результате многих обсуждений как с российскими, так и иностранными почитателями авангардного искусства мы пришли к решению, что рядом с Мемориалом Малевича желательно построить Музей Русского авангарда, величайшего явления в мире искусства: живописи, архитектуре, театре, кино. До сих пор в России нет такого памятного места.

        Задача очень непростая. Земля на этом участке – федеральная, и на нее наложен мораторий, запрещающий передавать ее под какие-то цели в течение ближайших двух лет. Вопрос может быть решен только на уровне Правительства.

        Не менее трудно решаются вопросы с финансированием проекта. Но мы не теряем надежды на благополучный исход, работаем над вопросами проектирования этого музейно-мемориального комплекса (ММК) и будем рады любой помощи людей, почитающих великих художников России и, особенно, Казимира Севериновича Малевича.


Дополнения и комментарии к статье

А.Матвеев

        4 года тому назад, опираясь на нерентабельность ведения сельского хозяйства, массив земель площадью более 200 га между Немчиновкой и Ромашково был продан РАСХНИЛом родным и нужным людям. Дело получило скандальную огласку, и наиболее ушлые деятели из этой компании продали свои участки уже добросовестным покупателям. Схема известная и пока безотказная. Но это, а также кризис, начавшийся в 2008 году, притормозили освоение этой земли. Место захоронения попало на участок, приобретенный ООО «РОНД», и на нем предполагается построить квартал из 6–этажных домов. Сейчас идут переговоры с владельцем «РОНД» Самариным В.Н. о выделении 1 га земли для строительства Мемориала К.Малевича (см. карту 1).

        В свое время мы обращались с такой же просьбой к президенту РАСХНИЛ, но нам категорически отказали. Я присутствовал при одном частном событии в здании РАСХНИЛ. Одному из вице-президентов сообщили о плохом положении одного из многочисленных подсобных хозяйств, принадлежащих РАСХНИЛ, на что он громогласно объявил о его будущей судьбе: «банкротить и продавать».

        Я думаю, что на недавний вопрос Президента Д.А.Медведева: «Чем занимается РАСХНИЛ?» можно с большой вероятностью ответить, что его руководство последние годы занималось именно этим: банкротило и продавало. Причем продавало имущество государственное, а набивали собственные карманы.

        Торговать землей – большой грех, и Бог им судья, если на земле таковой не нашелся.

        Сейчас этот процесс, вроде бы, прекратился, но придумают еще что-нибудь, а сельскохозяйственная наука загибается. Последствия подвигов во мя этой науки – осушение болот – мы переживаем сегодня. А был еще голод, когда сажали кукурузу за полярным кругом. Борщевиком, сорняками, деревьями зарастает пашня. Разрушены коллективные хозяйства, сельхозхимия. Все эти достижения получены при жизни одного поколения. Мы превратились при нашем богатстве землями в импортера сельскохозяйственной продукции.

        Ну, ладно, возвращаемся к Малевичу.

        Кроме Мемориала, на участке «РОНД» планируется построить архитектурно-художественную школу имени Малевича, а также на соседнем участке земли – Музей Русского авангарда. Посреди этого участка идет электролиния высокого напряжения 510 Квт, и поэтому она не приглянулась ни одному из частных инвесторов. Статуса земли – федеральный, и в случае переноса этой электролинии появляется отличный участок под этот проект.

        Дело дорогое и хлопотное, но очень интересное. Большое количество деятелей русской культуры покинуло Россию после революции, став французскими, американскими и прочими мировыми знаменитостями. И еще большее количество оставшихся в России было обречено на смерть и забвение. Какие имена: Кандинский, Шагал, Малевич, Татлин, Филонов и множество других.

        Создав такой музей, мы сможем явным образом показать, где они сформировались как личности и творцы и какое место занял Русский авангард в формировании мировой культуры. Как мы писали в статье, к сожалению, места, посвященного Русскому авангарду, пока в России нет. И это наша общая беда. Мы плохо помним тех, кто был, и плохо ценим тех талантливых творцов, что есть сегодня. Музей помог бы восстановить справедливость в отношении первых и дать возможность достичь признания вторым.

        Понимая чрезвычайную трудность такогот проекта, мы в этом году приступаем к созданию виртуального музея "Русский авангард". Идея была предложена зам. директора Русского музея" Петровой Е.Н. А на участке земли, освободившемся после переноса электролинии, возможно создание центра искусств "Русский авангард". Комплекс из мемориала Малевича и центра искусств мог бы стать культурной составляющей Сколковского проекта. Такое предложение мы послали в блог Д.А.Медведева, и мы верим, что рано или поздно оно будет претворено в жизнь.

        В заключение выражаю большую благодарность искусствоведу Ирине Вакар, исследователю и знатоку творчества Казимира Малевича, у которой я позаимствовал абзацы из ее работы «Немчиновка и Малевич», и Александру Саакяну, делающему всю программистскую работу и основному редактору нашего сайта, за внимательное редактирование материала.

На начало